Омский Вавилон притягивает как магнит

Ровно сто лет назад, летом 1918 года, Сергей Ковлер – омский врач, меценат и краевед, зять знаменитой купчихи Марии Шаниной – обнаружил на левом берегу Иртыша, в районе нынешнего Ленинградского моста, древние каменные орудия. Так был открыт уникальный памятник культурно-археологического наследия «Омская стоянка». Об археологической жемчужине нашего города рассказывает профессор, кандидат исторических наук, советник генерального директора ОмПО «Радиозавод им. А. С. Попова» Борис Коников, который изучает этот памятник с 1988 года.

– Борис Александрович, чем уникальна Омская стоянка?

– Она находится в центре мегаполиса, но, к счастью, сохранилась. В России не так много памятников, которые охватывают столь широкий хронологический диапазон – от мезолита (это средний каменный век) и вплоть до городской истории. Стоянка уникальна и по наполненности разнообразными археологическими культурами, представителями которой были и местные жители, и приходившие издалека – из Восточной Европы, Казахстана, с Южного Урала, Алтая… Я не случайно называю это место Вавилоном: такое впечатление, что самых разных людей сюда притягивало как магнитом. Есть и еще одна интересная параллель. Английские археологи, исследовавшие территорию Двуречья, где находился и древний Вавилон, наткнулись на слой песка, который ученые называют «стерильным»: в нем нет никаких артефактов. И стало ясно, что когда-то на эти земли обрушились огромные массы воды – библейский потоп! А на Омской стоянке два культурных слоя тоже разделяют слои такого песка. То есть в свое время Иртыш разлился так, что люди были вынуждены надолго оставить эти места, здесь тоже был своеобразный мини-потоп или потопы.

– Получается, в центре современного Омска в древности был своеобразный перекресток?

– Да, перекресток, и он возник здесь не случайно. Омская стоянка на берегу Иртыша, который во все времена был оживленной транспортной артерией. А рядом находятся устья еще двух рек. Омь достаточно интересная река, как показывают раскопки моих коллег, по ее берегам находятся археологические памятники мирового значения. Вторая река – Камышловка – сегодня представляет собой цепочку озер, но еще в первой половине XIX века по ней ходили баржи с арбузами.

– Как давно люди поселились на левом берегу Иртыша?

– Сейчас можно говорить о том, что на омском Левобережье человек появился примерно в 8–7-м тысячелетии до нашей эры. Эта территория была заселена представителями разных языковых групп, разных антропологических типов по крайней мере на протяжении 10–9 тысяч лет, но и это еще, я думаю, не предел. Целый ряд косвенных данных говорит о том, что на Омской стоянке человек мог поселиться еще в верхнем палеолите, а это 60–10-е тысячелетие до нашей эры.

Тюменский антрополог Анатолий Багашев исследовал скелеты из здешнего неолитического могильника и пришел к выводу, что на берегах Иртыша в четвертом тысячелетии до н.э. жили европеоиды с примесью монголоидной крови. Это были люди высокого роста (мужчины выше 180 см, женщины – 164 см), стройные, с длинными изящными руками. Европеоиды пришли сюда с запада, как считает Багашев, из района Онежского озера, монголоиды – из Восточной Сибири. А значит, именно в Западной Сибири шел процесс смешивания разных рас.

– Насколько большую территорию занимали предшественники современных омичей?

– В силу того что памятник подвергся серьезному воздействию человека, его точные границы установить пока не удается. Исследования последних лет существенно изменили наши представления о размерах Омской стоянки – оказалось, что ее территория составляла не менее 14–18 гектаров. Для сравнения: площадь Московского Кремля – 28 гектаров. В разные эпохи эта обширная территория заселялась по-разному. Здесь могли одновременно проживать от нескольких сотен человек до нескольких тысяч. То есть вполне могли существовать и очень крупные поселения.

Кроме того, у нас есть предположение, что, кроме левого берега, жителями Омской стоянки еще в каменном веке были обжиты острова на Иртыше. На островах ниже Ленинградского моста неоднократно находили древние артефакты.

– Чем же занимались местные жители?

- Сначала охотой и рыболовством, причем на первое место, пожалуй, стоит поставить рыболовство, потому что условия для него были идеальными. А потом, когда здесь поселились представители ирменской культуры эпохи поздней бронзы, – еще и земледелием. Ирменцы были заядлыми земледельцами. Поэтому нам надо помнить, что в Омском Прииртышье земледелие появилось по крайней мере в конце второго тысячелетия до нашей эры, а не с приходом русских, как сейчас думают многие.

Надо отметить, что жители Омской стоянки поддерживали очень широкие культурные и торговые контакты. Минералогический анализ орудий труда показал, что многие из них сделаны из камня, добытого за сотни, а то и за тысячи километров отсюда. То есть уже в древности существовало налаженное транспортное сообщение между отдаленными регионами. И вполне возможно, что обитатели низовий Оми, начиная с каменного века, сами совершали длительные путешествия за сырьем, будь то камень или руда.

– Правда ли, что на омской земле в древности жили предки легендарных арийцев?

– Примерно в середине второго тысячелетия до нашей эры на территории Омской стоянки жили представители культуры, которую археологи называют андроновской. Андроновцы – далекие предки индоиранцев и индоариев. Их воинственные племена занимали огромную территорию, включающую Южный Урал, Казахстан, степи и лесостепи Западной Сибири и Южную Сибирь. Потом в силу каких-то причин началась их великая миграция на юг – в сторону Иранского нагорья, а потом в Индию. Причем в знаменитой индоарийской «Ригведе» у народов, живших в тропической стране, сохранились воспоминания о пребывании их предков в стране льда и холода!

– Какую находку из сделанных на Омской стоянке вы считаете наиболее интересной и ценной?

– Для археологов любая вещь, даже мелкий обломок глиняной посуды, представляет высокую научную ценность. Но одну находку все-таки можно выделить. В 2013 году в культурном слое были обнаружены остатки костяного пластинчатого панциря в окружении осколков глиняной посуды с рисунками, которые позволили определить, что здесь существовало поселение, может быть даже укрепленное, петровцев – коренных обитателей Южного Урала и Казахстана в бронзовом веке. Эта находка произвела настоящую революцию во взглядах археологов на древнюю историю населения Омской стоянки. Панцирь сам по себе уникален, для эпохи бронзы их известны единицы. Но не это главное. Если здесь, на Омской стоянке, жили петровцы, то, следовательно, их воины пользовались колесницами. Откуда такое предположение? На исконных землях петровцев археологи исследовали курганы знати, и в них почти всегда оказывались остатки колесниц. Мы привыкли, ориентируясь на учебники по истории Древнего мира, говорить, что боевые колесницы использовались на Востоке: ассирийцами, египтянами, но оказывается, и наши омские земли тоже их видели...

– Как сегодня исследуется Омская стоянка?

– Уже 10 лет, начиная с 2008 года, на этом месте непрерывно идет исследовательская работа. На раскопках работают экспедиции Омского педагогического университета, научное изучение памятника проводится в рамках Охранного обязательства по сохранению и популяризации памятника культурно-археологического наследия – Омской стоянки. Это обязательство в 2008 году добровольно взяло на себя Омское производственное объединение «Радиозавод имени А. С. Попова».

– Борис Александрович, какие перспективы у этого археологического памятника?

– Эта территория насыщена богатейшей информацией о тысячах лет жизни на омской земле до прихода сюда Бухгольца в 1716 году, она хранит множество загадок. Например, до сих пор неизвестно, как здесь происходила смена разных археологических культур – мирным или военным путем. О серьезных военных столкновениях на берегу Иртыша свидетельствует костяной панцирь. Он был найден среди черепков посуды со следами черного нагара, то есть на пожарище. И потом, за панцирем не вернулись, а для тех времен это бесценная вещь. Не исключено, что в истории Омской стоянки были и такие периоды, когда на ней одновременно сосуществовали представители разных этносов.

Разумеется, по итогам многолетних полевых исследований будет создан монументальный научный труд, правда он может появиться на свет, только когда весь этот огромный материал (за сто лет на Левобережье найдено около 60 тысяч артефактов) будет изучен и осмыслен, причем обязательно с привлечением специалистов из самых разных отраслей науки.

 

 

http://omskgazzeta.ru/omichi/omskij-vavilon-prityagivaet-kak-magnit